Эннеаграмма и наука. Часть 1

Александр Янкелевич пробует отделить зерна от плевел в области научного исследования Эннеаграммы

За годы своего существования наука выработала ряд методов, которым, по сложившейся традиции, доверяют, как доверяли раньше слову Божьему. Не смотря на ряд очевидных недостатков позитивистского научного познания, таких как примат статистики над феноменологией, проблема наблюдателя, рейтинги и политкорректность, наука, благодаря отдельным энтузиастам, постепенно включает в себя области, которые ранее были относительно нее запредельными.

Эннеаграмма как направление мысли существует уже несколько тысячелетий, постепенно трансформируясь из эзотерического знания, объясняющего устройство вселенной, в современную психологическую концепцию, корректно и глубоко описывающую внутреннюю динамику психики.

В последние годы Эннеаграмма становится предметом научного познания. Академическая психология уже смотрит на ее изучение сквозь пальцы, не отмахиваясь с отвращением.

Однако прежде, чем осветить шаги, сделанные в направлении научного исследования Эннеаграммы, необходимо подчеркнуть ограничения такого познания.

Тип личности по Эннеаграмме невозможно выявить с помощью теста

Да, действительно, Эннеаграмма с самого начала изучала так называемые неосознаваемые движители нашей личности. Логично, что если наша мотивация бессознательна, то как я, взяв в руки карандаш, могу заполнить тест так, что он выявит мою мотивацию? Ответ неоднозначен. Можно попробовать выявить мотивацию косвенно, спустившись на поведенческий уровень. Однако, поведение может быть идентичным при разных бессознательных мотивах. Выход – проективные методики, которые еще никто не разработал.

Это не значит, что тесты бесполезны. С определенной долей вероятности, при условии кристальной искренности с нашей стороны, они могут выдать два или три типа, наиболее близких нам, что сократит область поиска. Они же промотивируют почитать описание и обратиться к специалистам.

Почему мы вообще заговорили о тестах? Потому что это наиболее очевидная с точки зрения позитивистского подхода форма, простая и понятная, и ее возможно статистически обсчитать. Качественные методы до сих пор не приветствуются в академической среде.

Таким образом, какая-то важая часть модели, ее интуитивный компонент, с помощью научных методов познать не получится. В прочем, это справедливо для всех психоаналитических и гуманистических теорий. Поэтому, остается выбор – смириться с оставшейся неопределенностью и недоказуемостью, или попытаться втиснуть модель, да и чего уж там – человека, в прокрустово ложе тестов, поведенческого подхода, редукционизма.

Эмпирическое исследование Т.Зинкла

Одно из первых эмпирических исследований эннеаграммы как типологии личности было проведено Т. Зинклом (Zinkle). Оно было посвящено проверке валидности и надежности представленной типологии личности.

В этом исследовании использовались нестатистические произвольно устанавливаемые критерии. На основании этих критериев, методика Т. Зинкла позволила типировать 52% испытуемых, среди которых были 7 из 9 ожидаемых типов. В качестве критерия внешней валидности Т. Зинкл использовал тот факт, что испытуемым был известен их тип эннеаграммы. То, что его испытуемые были знакомы с описанием типов и причисляли себя к одному из них, позволило выявить разницу между этим знанием и результатами методики.

Методика включала в себя 225 пунктов и была проведена на 176 испытуемых. Если не менее 10 испытуемых набирали достаточно баллов для того, чтобы быть причисленными к определенному типу, то тип считался валидизированным.

Другая часть выборки состояла из 54 испытуемых, которые были типированы самостоятельно в процессе изучения эннеаграммы и с помощью «экспертов». Проверка валидности осуществлялась путем сравнения результатов теста с тем знанием о себе, которое было получено этими участниками ранее. Таким образом, 56% испытуемых были типированы так же, как они были типированы ранее, 9% получили в результате теста иной тип и 35% не были типированы.

Ограничения исследования. В первую очередь, критерий внешней валидности (испытуемые, знающие свой тип), сам не является валидным. Далее, определенными ограничениями являются произвольность и нестатистические критерии, которые не дают достаточных оснований считать, что выборки достаточно для проверки валидности инструмента и что сам тест выявляет определенный тип. Наконец, использование дихотомической шкалы ограничивает дисперсию данных.

Создание инструмента для оценки типа эннеаграммы

Другое исследование было проведено Т. Ренделлом (Randall). Он создал инструментарий, состоящий из 229 пунктов с 5-пунктовой шкалой Лайкерта. Т. Ренделл использовал тест с испытуемыми, чей тип был известным и с теми, кто на тот момент своего типа не знал.

Исследование показало впечатляющие результаты с теми, кто знал свой тип. Совсем другие результаты были с «наивными» испытуемыми.

Выборка исследования составила 92 испытуемого, знающих свой тип. Возраст испытуемых варьировался от 14 до 64.

В результате статистической обработки, в ходе которой применялся однофакторный дисперсионный анализ, было выявлено, что 99.2% выборки испытуемых, которые знали свой тип, были таким же образом типированы с помощью теста.

С 30 испытуемыми, не знающими свой тип, была проведена кросс-валидизация. В результате 23,3% испытуемых были типированы так, как их впоследствии типировал эксперт. Если принимать крылья, то 53.3%

Ограничения исследования. Исследование Т. Ренделла имеет те же самые конструктивные слабые места, что и работа Т.Зинкла, в частности, использование испытуемых, знающих свой тип. Они знали достаточно о типе для того, чтоб распознать пункты теста, соответствующие конвенциональному описанию типов, и таким образом, добиться необходимых результатов. Можно предположить, что тест измерял не тип, но представления испытуемого о себе как о типе. Таким образом, остается вопрос, являются ли девять типов валидным конструктом и может ли этот конструкт быть диагностированным у людей, не имеющих опыта самонаблюдения?

Вторым ограничением является малая выборка (10 испытуемых на тип), которая не позволяет экстраполировать выводы на генеральную совокупность. Знания и квалификация экспертов, которые использовались в исследовании в качестве фактора подтверждающего внешнюю валидность, не подвергались проверке на валидность. Более того, выборка включала в себя людей разных возрастов, от подростков (14 лет) до стариков (64), и большая часть из них (35 человек) участвовали в предыдущем пилотажном исследовании.

Так же нет данных о ретестовой надежности теста.

Изучение описания, валидности и надежности типологии личности эннеаграммы

Следующее исследование, заслуживающее внимания, было проведено Ж. Вагнером (Wagner). Он создал тест, состоящий из 135 пунктов со шкалой Лайкерта.

Как и в описанных выше исследованиях, способность инструментария определить тип коррелирует со степенью предыдущего знакомства с Эннеаграммой.

Пункты в тесте были создан на основании понимания Дж. Вагнером типологии эннеаграммы и представителями всех девяти типов. Испытуемые делились на две группы. Для одной группы зачитывались описания типов, инструкции, обсуждения и получения обратной связи от инструкторов, другая выполняла тест без предварительного описания. Знание эннеаграммы испытуемыми варьировалось от 9 лет работы с этой типологией до прохождения воркшопа в выходные. Результат подсчета коэффициента капп Коэна варьируются от .28 (fair) среди испытуемых, выполнявших тест до изучения эннеаграммы и .40 (moderate) (существенно) среди тех, кто изучил эннеаграмму до завершения выполнения теста. Коэффициент альфа Кронбаха для субшкал варьируется от .37 (fair) до .78 (substantial) для групп с выполнением теста до получения описания типов; от .63 (sub) до .82 (almost perfect) среди тех, кто получил описание до выполнения теста.

Ограничения исследования. В первую очередь, ограничением этого исследования выступает использование «само-типирования» в качестве критерия внешней валидности. Можно сомневаться в способности к причислению себя определенному типу личности среди людей, чей опыт знакомства с эннеаграммой ограничивается двухдневным семинаром. Но даже среди опытных пользователей этой типологии оценка валидности их самотипирования не проводилась.

Другим конструктивным ограничением этого исследования является использование представителей типов для создания пунктов теста. Это может привести к определенного рода искажениям. Например, представитель первого типа признает несущественным признак, который не характерен для него, но характерен в целом для типа, либо, наоборот, укажет в качестве существенного признака тот, который будет не характерен для типа в целом. И последнее ограничение – небольшая выборка.

Исследование межэкспертной (interrater) надежности и валидности суждений экспертов о типе эннеаграммы

В этом исследовании, проведенном В.С. Гамардом (Gamard), осуществляется попытка оценить степень согласия между 31 экспертом. Результаты этого исследования показывают, что степень согласия между экспертами чуть выше случайной. Ретестовая надежность их суждений средняя. Основываясь на этом исследовании, В.С. Гамард ставит под вопрос валидность типов личности по эннеаграмме.

В этом исследовании В.С. Гамард взял видеоинтервью у представителей 9 типов, 2 женщин и 2 мужчин на каждый из типов. Причисление к определенному типу осуществлялось на основании мнения испытуемых о своем типе. Видеофрагменты включали в себя вид всего тела испытуемого, затем шло увеличение области груди для распознавания жестов, и завершалось съемкой лица крупным планом. Интервью содержало вопросы о личности интервьюируемого. Экспертам необходимо было вынести заключение о причислении интервьюируемого к одному из типов.

В.С. Гамард разделил экспертов на две группы: 15 из них были более опытными. Они изучали эннеаграмму в среднем 14 лет до проведения исследования. Эксперты во второй группе (17 человек) изучали эннеаграмму в среднем 7 лет. Все эксперты были обучены К. Наранхо либо студентом К. Наранхо. Эксперты смотрели 36 интервью представителей типов с несколькими дополнительными записями, чтобы исключить возможность выбора методом исключения.

Статистическая обработка заключалась в подсчете одинаковых мнений среди всех возможных пар экспертов и для каждого из типов. Было выявлено согласие по поводу половины всех видеофрагментов. Это приблизительно тот же уровень согласия между каждым из экспертов и с мнением К. Наранхо. Более опытные судьи показали значимо большее согласие между собой и с К. Наранхо. Больше всего согласий было по поводу трех типов из девяти.

Для проверки ретестовой надежности видеофрагменты были показаны спустя 2,5-3 года для 7 экспертов, участвовавших в исследовании. Результаты надежности среди опытных экспертов составили .598, а среди менее опытных .434.

Эксперты поделились информацией касательно того, чем они руководствовались, определяя тип. По словам многих из них, они доверяли первому впечатлению и соотносили его с анализом жестов, общих характеристик тела, а так же памятью о похожих лицах, уже соотнесенных с определенной цифрой. Другим распространенным критерием были интуитивные сигналы. Таким образом, В.С. Гамард показал, что процесс определения типа является глубоко субъективным.

Ограничения исследования. Согласно В.С. Гамарду, слабым местом его исследования являются статистические методы для расчета согласия между экспертами. Это исследование поднимает вопрос о валидности экспертного мнения, а так же валидности мнения о своем типе среди испытуемых, которое уже обсуждалось выше.

Продолжение статьи об исследованиях Эннеаграммы читайте здесь 

Top